Уход из мира ребе Моараш (Шмуэля, четвертого любавического ребе).

Рассказывает ребе Раяц (Йосеф-Ицхок, предыдущий любавический ребе):

- Уход из мира моего дедушки, учителя моего и рава моего [ребе Моараш] произошел тринадцатого Тишрей в 11 часов 51 минуту. Примерно за 25 минут до этого [ребе Моараш] взял карманные часы и снял их с цепочки, взял лист бумаги и вставил в часы таким образом, чтобы они остановились, когда стрелка дойдет до 11 часов 51 минуты. После этого он велел своему слуге, чтобы тот позвал его святых сыновей, поскольку он хочет сказать им свое завещание.

- Вначале вошел рабе Залман-Аарон и говорил с ним. После того, как [он] вышел, вошел отец мой [ребе Рашаб, пятый любавический ребе] и говорил с ним, и папа очень плакал. Когда он вышел, [в комнату] вошел сын, родившийся у них в старости, ребе Менахем-Мендл. После этого ребе отошел, сидя в своем кресле.

В другом месте рассказывается, что перед уходом из мира ребе Моараш просил позвать к нему свою дочь, Хаю-Мушку, которая тогда была маленькой девочкой. Когда Хая-Мушка вошла, ребе Моараш сказал ей: "Я должен был вместе с твоей матерью отвести тебя под хупу, но поскольку Святой, благословен Он, не хочет..." - и благословил ее, возложив руки ей на голову.

13 Тишрей 5712 года ребе Мелех а-Мошиах ШЛИТ"А рассказывал:

- Ребе Моараш - человек, испытавший великие мучения. Еще в дни жизни его отца, ребе "Цемах-Цедека", он [уже] был очень болен. Когда об этом стало известно "Цемах-Цедеку", тот сказал, что если бы узнал об этом раньше, смог бы привлечь [такой б-жественный свет], чтобы он [ребе Моараш] прожил, по крайней мере, пятьдесят два года, как пророк Шмуэл...

- Несмотря на то, что он пережил огромные мучения, на его лице постоянно была улыбка. Когда ребе Моараш последний раз был на приеме у профессора, тот сказал ему: "Идите, идите, Вы можете отправляться к себе домой в Любавич". На это ребе Моараш сказал ему: "Из этого мира в будущий мир тоже 'Идите, идите'..."

На другом фарбренген ребе Мелех а-Мошиах ШЛИТ"А рассказывал:

- У наших ребе, руководителей наших, было заведено, что накануне Рейш-оШоно они шли к женам и говорили с ними несколько слов. Накануне Рейш-оШоно 5643 года, перед своим уходом из мира, ребе Моараш вошел к ребецн Ривке [его жене] и сказал ей несколько слов. Из этих слов ребецн поняла, что в этом году он уйдет из мира. "Но ведь остаются маленькие дети?" - спросила его ребецн. На ее вопрос ребе Моараш не ответил, лишь сказал ей: "Я взойду по тридцати двум ступеням вверх, а ты спустишься на тридцать две ступени вниз".

- Когда учитель мой, тесть мой, ребе [предыдущий любавический ребе] рассказывал эту историю, он объяснил, что тридцать две ступени вверх - это тридцать два толкования "Ликутей Тейро" на три главы, которые были тогда изданы, а тридцать две ступени вниз подразумевают тридцать два года, которые прожила ребецн после ухода ребе Моараша до 5674 года.

[Ребе Моараш] похоронен в Любавич.

_________________________________________

("Керем Хабад", № 1). 

Автор Шмуэл Соминский

Подписка на обновляемые материалы в текущем выпуске

Архив выпусков

Подписка
Будь в курсе!
Subscribe to newsletter feed
новости